Егор Радов


Неофициальная страница

 

Автор

Книги

Статьи

Рецензии

 

 

Рассказы про всё

Издательства: Пятая Страна, Гилея, 2000 г.

 

В книгу вошли, наверное, все известные рассказы Егора Радова (сына известной поэтессы Риммы Казаковой), а также и некоторые неизвестные. Многие из них уже издавались. Более ранние входили в сборник "Искусство это кайф", а поздние в небольшую брошюрку "Дневник клона", а рассказ, давший название этому сборнику даже был опубликован в журнале "Если". И несомненно был лучшим текстом того номера, если не сказать: того года. В нем мы видим картину мира, в котором жизнь гениального клона жертвуется во имя его образца, алкоголика и наркомана, причем сам клон надеется, что его образец начнет новую жизнь и смиряется со своей участью.

Надо сказать, что автор все больше тяготеет к более менее устоявшемуся представлению о фантастической литературе. Его роман "Бескрайняя плоть" - вполне ожидаемый от лучшего в данном направлении. Кстати, можно предположить, что нашумевший роман Виктора Пелевина был содран как раз с "Бескрайней плоти", но в последствие несколько сглажен и приведен в более популярную сейчас форму. Поэтому некоммерческий Радов известен только в узких кругах, хоть и уже более десяти лет, а Пелевина знает каждая собака. И издают, разумеется, Пелевина в n-ное количество раз больше.

Ранние рассказы Радова чаще кратки, а для современности - вообще до безобразия. Такое сейчас печатают мало.

Книга состоит из семи частей. Две из них - повести, остальные - сборники рассказов. Повесть "69", состоящая, как можно догадаться из шестидесяти девяти главок, смотрится, как преддверие "Змеесоса". Тут тот же постплатоновский язык, почти такие же эпизоды, очень схожий настрой. Но на самом деле главок 70, так как мы намеренно пропустили девяносто шестую, болтающуюся словно говно в проруби, как болтается одна глава в проруби "Змеесоса".

Повесть "Мальчики" стоит явно особняком, она очень эссеестична, а ее язык отличается от языка других текстов в данном сборнике.

Отдельно стоит сказать и о ранее неизвестном тексте "Как я был великаном" с пометкой "быль". По содержанию это можно было бы даже посчитать за вставную новеллу "Мальчиков", разумеется, совершенно другую по стилистике.

Из более поздних вещей, которых здесь заметно меньше, так как последнее время автор больше времени уделяет крупной форме, кроме "Дневника клона" - несомненно лучшей вариации на тему клонирования и построения утопии на этом фоне, что видела наша литература, необходимо отметить и текст "Один день в раю". Это опять утопия, опять утопия для тех, кто хочет безнаказанно изменять свое сознание. Изменять бесконечное число раз на дню, изменять по-разному, моментально, и так же моментально возвращаться в исходное состояние. Нечто похожее мы видели в романе Майкла Суэнвика "Вакуумные цветы", где программировалась человеческая психика. Но Радов остается оригинальным даже, когда имеет дело с "уже известной идеей".

Журнал Паттерн