Егор Радов


Неофициальная страница

 

Автор

Книги

Статьи

Рецензии

 

 bar11_green.gif

 

 Дмитрий Гайдук (Ozon.ru)

Егор Радов: "Я часто пишу наоборот, вопреки своим взглядам на мир, иногда даже издеваюсь над ними…"

 

В апреле 2003 года издательство "Ад маргинем" выпустило роман Егора Радова "Суть". Четырехсотстраничную фантасмагорию сравнивали с советским "производственным" романом, со "Льдом" Владимира Сорокина, с пелевинским поколением G. Суть может принимать облик любого вещества, и мир постепенно преображается, становясь сутью… О конфликтах издателей с органами власти и идущими в темноте все узнают из телевизионных новостей. Столкновения авторов с издателями, наоборот, почиют в тайне, разглашать их никто не стремится. Александр Иванов, хозяин "Ад маргинема", потребовал от Радова значительного сокращения объема текста, смены названия и корректив самой идеологии романа. Но суть не утаишь… Обозреватель "Озона" Дмитрий Гайдук встретился с автором, чтобы выяснить историю появления этой книги.

 

Значит, это твой первый роман, написанный под заказ?

- В общем, да. Они заплатили мне аванс и ждали к рукопись к определённому сроку. Содержательную часть не оговаривали. Я тогда испытывал совершенное счастье -писать своё собственное сочинение, и знать, что его ждут.

- Идея уже была?

- Да, я собственно его уже начал. Саша Иванов (издатель, владелец Ad marginem - Д.Г.) просто спросил, когда будет готово нечто новое.

 

- В какой стадии был замысел?

- Я повторю: я уже начал писать этот роман. А момент написания - это уже заключительная стадия, чистый кайф, когда уже всё придумано, и ты просто выполняешь намеченное.

- Ты уже знал, чем все закончится?

- Я никогда не пишу, не зная концовки. В этом смысле можно сравнить любого автора с Моисеем: он обязан знать, где Земля Обетованная , чтобы из пустыни привести туда свой народ.

- Когда примерно начались переговоры с издательством?

- Летом 2001. Потом, получив аванс, я ускорился - к концу 2001, а потом, как сейчас помню, 14 апреля 2002, я его закончил. Роман Иванову не понравился, он требовал фактически его переписать. Летом я попробовал его переделать, но правка оказалась незначительной - есть некая логика текста, и ты, даже если очень хочешь, не сможешь её переломить.

- Но что-то все же из романа ушло?

- Собственно, ничего. Кое-что даже прибавилось, но на объеме это никак не отразилось. В результате публикация растянулась, хотя я рад, что она вообще состоялась. Иванов вообще требовал убрать "суть" как таковую, назвать роман "зельц", ну, и так далее. А я примерно всё оставил, как есть.

- Многие сравнивают "Суть" с сорокинским "Льдом"...

- В тот же день, когда я принес "Суть" в редакцию, вышел "Лёд". Мне вспомнилась история, как параллельно с Уотсоном и Криком, которые открыли ДНК, был один японец, так он повесился, потому что опоздал на месяц. Но потом я прочёл "Лёд" и понял, что это всё-таки - разные книжки. Мы как-то одновременно с Сорокиным пошли в одном направлении. Но некая обида так и осталась, что я оказался не первым.

- По-моему, нечего обижаться. Наоборот, тема раскрыта с разных сторон. Сорокин более традиционен, у него спасение для избранных, и оно привлекательно. У тебя - для всех, и это слегкапротивно. У тебя такое отношение к сути?

- Нет, я разобрал абсолютный атрибут этого спасения и показал, что он гибелен.

- А что, по-твоему, спасительно?

- Хороший вопрос! Такой детский - из серии "Где кончается вселенная?" И т.д. А что бы ты сам на это ответил? По-моему, спасительно всё, проблемы только внутри нас. Я, вот, шесть лет торчал на опиуме, но до сих пор никакой злости к опиуму не испытываю. Это я дурак, а не он. Он ведь не скрывал, что он - такой. А остальное - мои проблемы.

- То есть, ты считаешь, что путь для каждого свой?

- Опять какие-то штампы. Для некоторых путь - один, то есть он совпадает с путями других существ, а для некоторых чисто свой. В общем, бывает и так, и так, и так. Можно уважать человека, который прочёл все книжки, а потом стал обычным, дебиловатым попом. Но это его - путь, он сам его прошёл. И пришёл.

- Ты видел людей, которые пришли? Как они выглядят?

- Боюсь, что не видел. Может быть, Глеб Якунин. Как только я его увидел, я почувствовал некий радостный свет. Это - обязательный признак.

- Признак спасения - светлость?

- Темных спасенных нет. Чернушники - несчастные существа.

- Люди, принявшие суть, начинают светиться, следовательно…

- Не надо путать роман с так называемой объективной реальностью. В одной индийской книжке, кажется, в "Бхагавате-пуране", сказано, что есть люди, которым Господь назначил продолжить его творение. И для этого им дана изначальная свобода. Я же писал не философский трактат, а роман. А роман я часто пишу наоборот, вопреки своим взглядам на мир, иногда даже издеваюсь над ними.

- Боюсь, что многие воспримут роман как материал для идеологических спекуляций - такой потенциал в у книги, бесспорно, есть.

- Одна из моих задач было создать книжку, о которой будут спорить. Мы сейчас все пришли к тому, что книга - это просто книга и всё, "значки на бумаге", как говорил тот же Сорокин. А мне хотелось сути.

- Все персонажи, воспринявшие и не воспринявшие суть, оказываются одинаково несимпатичными. Сам бы ты как себя повел в этой ситуации?

- Я бы ох*ел. Я надеюсь, что суть нам не дана здесь. Хотя иногда очень хочется, чтобы здесь случилось что-нибудь такое, что никак не входит в ничьи планы

- То есть, Коля, единственный из героев, до самого конца так и не принявший суть, тебе ближе всех по духу?

- "Коля" - я не люблю это имя. Для меня это воплощение всего придурочного, необязательного, обыденного, с чем столкнулась суть, попав в наш мир. Коля здесь - то, что я раньше называл "змеесос", эдакий маразм обычности.

- А кто там, по-твоему повел себя правильно?

- По-моему, никто. Коле просто больше повезло - он умудрился остаться самим собой. Там же так и непонятно, что такое эта суть.

- Тебе не кажется, что некоторые существующие вещества подходят под определение сути?

- Конечно. Я сообщил, что суть - такая же конкретная вещь, как и всё остальное. А вещества показывают нам, насколько мы все материальны, что мы полностью находимся в этом мире. Но это ничего не значит. Из этого не следует отсутствие Бога.

- А где в Сути Бог?

- Там намеренно не употребляется это слово. Почти.

- Я имею в виду не слово.

- Я настаиваю на своем ответе. Там Он есть. Там один персонаж стал священником, и я никак не мог ему помочь на его пути.

- Когда суть восходила по иерархии, я ждал мнения Джа, а иерархия дошла до политбюро и свернулась. Что сказал Джа по поводу сути?

- Ну, можно сказать так: Моя "Суть" это - мир без Джа.

- Джа нет, зато есть марсиане. Откуда марсианская тема?

- Половину своей жизни я любил Луну, а сейчас очень люблю Марс. Не знаю, почему.

- Марсиане в "Сути" реальные или глючные? Кто видит этих марсиан?

- Если говорить объективно, это один из выходов, ответвление от главной фабулы, пойдя по которым тоже можно придти к финалу, но к другому. Любая настоящая книга должна иметь в себе антикнигу, как сказал Борхес. Изменив мир с одной стороны, Коля сам попал в один из возможных миров. Сам его построил. Своей ограниченностью спас мир от неограниченности. Суть гибельна, но только в этом романе. По-настоящему, я ничего про нее не знаю, и Слава Богу!